Previous Entry Share Next Entry
Древние славяне в Подмосковном регионе
borisvolhonin
Оригинал взят у sfrandzi в Древние славяне в Подмосковном регионе
МАЗУРОВ Алексей Борисович,
доктор исторических наук, профессор,
ректор КГПИ


В истории Подмосковья на рубеже I и II тысячелетий н. э. произошло событие, определившее ход всей последующей истории края. В лесную страну на востоке Европы пришло новое население — славяне.
Появление первых славянских поселений в Подмосковье относится к IX—XI вв. Это были небольшие селища, на которых найдена лепная керамика, близкая посуде славянской роменско-боршевской культуры более южных областей и отличающаяся от посуды местного финно-угорского населения дьяковской культуры, а также часть погребений в курганах. К ранним погребениям относятся те из них, которые были совершены по обряду трупосожжения.
Анализ письменных, этнографических источников и археологических материалов IX—XIII вв. позволяет предполагать, что славянская колонизация территории нынешней Московской области происходила из разных районов и осуществлялась представителями разных восточнославянских племенных союзов, в первую очередь вятичей и кривичей.
Границу между областями расселения вятичей и кривичей удалось установить по женским украшениям, найденным в курганных погребениях: у потомков каждого из этих племен существовала мода на такие украшения, которые в другом племени не применялись. Особенно ярко это различие прослеживается по височным кольцам — украшениям женского головного убора, крепившимся в области висков. У вятичей височные кольца имели по 5 или 7 плоских выступов-лопастей, из-за чего их называют «лопастными», а у кривичей они были похожи на небольшие проволочные обручи или браслеты, почему за ними и закрепилось название «браслетообразных».
Кроме височных колец, различались и другие украшения. Так, у вятичей излюбленными украшениями являлись гривны из перевитой проволоки, круглые бронзовые и серебряные привески, решетчатые перстни и бусы из сердолика и горного хрусталя. В погребениях кривичей, напротив, гривны встречаются редко, причем чаще всего использовались гривны в виде обыкновенных проволочных обручей. Особенно характерны для кривичей были также привески в виде стилизованных изображений животных или лунниц. Поскольку в одних курганных могильниках были найдены только (или преимущественно) вятичские украшения, а в других — кривичские, стало ясно, какие из древних курганных кладбищ принадлежали вятичам, а какие — кривичам.
В результате удалось очертить границы территорий, занятых каждым из этих племен. Оказалось, что граница между ними проходит несколько севернее Москвы, приблизительно на водоразделе между Москвой-рекой и Клязьмой.
Участвовали в первой волне колонизации Подмосковья и представители других восточнославянских «племен» — радимичей, а может быть — и северян. На самых ранних славянских поселениях Подмосковья встречаются вещи, которые известны только в зоне расселения радимичей — семилучевые височные кольца и своеобразные лопастные височные кольца так называемого деспинского типа (названные так по находкам на подмосковном поселении Десна).
Переселения проходили разными путями, в основном по рекам — ведь в те времена сухопутных дорог на Руси еще не было, огромные лесные массивы были непроходимы, и всякое передвижение было возможно только по воде или вдоль реки — на лодках или пешком по берегу. С юга в Подмосковье шли по Днепру в самое его верховье, откуда можно было пробраться к истокам Москвы-реки или по Оке и дальше вверх по Москве-реке — так шли вятичи, радимичи и северяне. С севера, по Волге и ее притокам, а от них на Клязьму — шли кривичи.
Поток первых колонистов не был слишком большим: археологам известно всего лишь около десятка селищ, оставленных первыми переселенцами на берегах Оки, Москвы-реки и ее притоков. Поселения с лепной славянской керамикой на территории Московской области часто располагаются на местах дославянских городищ и селищ. Видимо, к XI в. в Москворечье сумели проникнуть только очень небольшие по численности группы славян-радимичей, вятичей и кривичей, которые бежали от все растущей власти киевских князей. С начала XII в., когда эта власть начала утверждаться и в этих землях, количество славянских поселений и могильников в Московском крае увеличилось в несколько раз. В это же время появляются и первые города Московского края — Москва, Коломна, Звенигород, Можайск...
В это время вятичами была полностью освоена вся долина Москвы-реки — от впадения в Оку до самого истока, до всех ее притоков, а кривичами — долина Клязьмы, верховья которой вплотную подходят к москворецкому бассейну. Еще одним исходным районом этого нового колонизационного потока были южнорусские, прежде всего киевские земли. Вероятно, этот поток переселенцев, нередко представленный горожанами и оседавший в формировавшихся здесь городских центрах, принес в междуречье Волги и Оки южные названия рек и городов, такие, как Трубеж, Лыбедь, Переяславль, Звенигород, Вышгород, Перемышль и т.п.
Первые славянские переселенцы в Подмосковье пришли на земли, покрытые густыми лесами, и им пришлось отвоевывать у векового леса участки для пашни и размещения своих поселений. В таких условиях пашенное земледелие было возможно только в одной форме — подсечно-огневой. Для освобождения от леса участков пашни сначала выжигали участки леса, затем пепелище распахивалось при помощи деревянной сохи с железным наконечником и засевалось пшеницей, рожью, овсом. Через несколько лет почва на таком ноле истощалась, и приходилось выжигать для пашни новый участок леса. Кроме пашни, обрабатывалась земля и под огороды, в которых выращивались овощи (репа, лук, капуста, морковь, редька), ягоды (смородина, крыжовник), фруктовые деревья (яблони, вишни). Большое значение имело разведение домашнего скота, среди которого преобладали коровы и лошади. Разводили также свиней, овен и коз, домашнюю птицу. Немалым подспорьем в питании было и рыболовство, поскольку реки изобиловали рыбой. Охота, бортничество и другие лесные промыслы также были важной частью занятий местного населения.
Такая система хозяйствования определила и систему расселения славян в лесной зоне Восточной Европы. 11ервые славянские поселения в Москворечье были невелики. Они представляли собой поселки, состоявшие, как правило, из пяти - десяти дворов. Известны также и очень крупные селища площадью в несколько десятков гектар, но они встречались редко. Вокруг крупных поселений группировалась большая часть небольших селищ, образуя гнезда поселений. Кроме поселений в составе таких гнезд встречены также крупные курганные могильники, а иногда и городища, служившие убежищами. По мнению Л. Л. Юшко, такие группы памятников представляли собой сельские общины, занимавшие территории площадью 20—30 кв. км.
Крупные селища, общинные центры, являлись одновременно и небольшими ремесленными центрами, обслуживавшими своей продукцией соседние поселения. Так, на селище, возникшем на месте более раннего Успенского городища в Одинцовском районе, обнаружены следы гончарного, ювелирного и кузнечного производств, на поселении Десна в Ленинском районе — железоделательного, кузнечного, ювелирного. Такие центры со временем могли перерасти в города, остатками которых являются многочисленные городища XI—XIII вв.
Каждой семье принадлежал двор — участок земли, на котором размещалось жилище — срубный дом — и различные хозяйственные постройки для хранения запасов, стойла для домашнего скота, сеновалы, кузницы и т. д. Внутри дома, топившегося «по-черному», располагалась глиняная или сложенная из камня печь, перекрытая сводом с отверстием-дымоходом. Кроме печи, внутри избы находилась немногочисленная мебель — стол и лавки. Наиболее ценные вещи и продукты хранили в подполье — яме, вырытой под дощатым полом избы.
Основная масса утвари, использовавшейся в повседневном быту, — миски, ложки, разнообразные орудия груда (соха, лопата и т.п.), изготавливалась из дерева. Широко использовалась также кость, а для изготовления кухонной, столовой и тарной посуды — глина. Особое место занимали изделия из железа: ножи, топоры, косы, серпы, наконечники сохи, орудия охоты (стрелы, копья). Железо добывалось из местной болотной руды во многих местах.
Одежда славян-мужчин состояла из длинной рубахи, сотканной из льна и украшенной вышивкой, штанов, пояса и кожаной обуви. Одежда женщин включала длинное платье из льняной материи, также изукрашенное вышивками. Украшения из металлов, стекла, янтаря и полудрагоценных камней (височные кольца, перстни, гривны, бусы, привески, о которых шла речь выше) одевались только и торжественных случаях — во время праздников и свадебных обрядов. Эти же украшения одевались на покойника во время похорон.
Первые славянские поселенцы в Москворечье хоронили своих мертвых по древнему славянскому обряду: умершего сжигали на костре, а пепел помещали в глиняный горшок, который устанавливали в кургане. В XI—XII вв. у славян Восточной Европы повсеместно, вероятно, под влиянием распространявшегося христианства, происходил процесс изменения похоронного обряда, при котором покойника стали просто помещать в насыпь кургана. Этот процесс не миновал и Подмосковья, где курганы с остатками трупосожжений встречаются довольно редко.
Встречаются в Подмосковье и городища той эпохи. Некоторые из них были остатками рядовых сельских поселений, возникших на месте городищ более раннего времени, некоторые — убежищами для обитателей нескольких окрестных поселков в минуты опасности. А в XII в., с ростом населения и развитием процесса включения Подмосковья в систему княжений, возникают совершенно новые укрепленные поселения — феодальные усадьбы и города.
Остатки феодальных усадеб, своего рода замков, обычно характеризуются мощными оборонительными сооружениями при относительно малых размерах, находками предметов вооружения и конского снаряжения, дорогих украшений, типичных для быта феодалов. Нередко они бывают окружены селищами, которые можно рассматривать как остатки владельческих сел. Такие городища-усадьбы возникают не ранее XII в., в период интенсивного формирования на рассматриваемой территории феодальных отношений. Примерами таких памятников могут быть городища у с. Городище на оз. Тростенское, Тушков городок и др.
В это же время в Подмосковье появляются и первые города. Общими причинами возникновения на Руси городов как особой формы поселений были развитие ремесла и торговли, феодализация общества, а также становление государственности. Русские города были в первую очередь опорными пунктами княжеской власти над прилегающей округой и поэтому возникали, как правило, в местах сосредоточения сельского населения, на торговых путях, в пограничных районах и именно на рубеже XI—XII вв., когда нынешнее Подмосковье стало ареной борьбы между различными феодальными княжествами.
Летописи упоминают города, возникшие здесь в это время: Волок Ламский (1135 г.), Лобынск (1146 г.), Москва (1147 г.). Тешилов (1147 г.), Ростиславль (1153 г.), Дмитров (1154 г.), Свирилеск (1176 г.), Коломна (1177 г.), Можайск (1231 или 1255 г.). По данным в.Н. Татищева, основанным на недошедших до нас списках летописей, в 1151 г. Юрием Долгоруким был основан Перемышль Московский на р. Моча.
Археологические данные свидетельствуют, что уже в XII—ХШ вв. существовали также и другие города, упомянутые в письменных источниках позднее. Это Звенигород и Серпухов, сообщение о которых относится к 1339 г., Перевитск, упомянутый в летописи под 1389 г., Хотунь, известный с 1462 г., Микулин, Зарайск. А.А. Спицын предполагал, что в XIII в. существовал и Клин.
Волоколамск с самого начала был важным административным и торговым пунктом Новгорода. Лобынск, Колтеск, Гешилов, Свирельск, Хотунь и Серпухов возникли как северные приграничные крепости Черниговского княжества. Ростиславль, Перевитеск и Коломна были построены, вероятно, как рязанские пограничные города. Можайск был восточным форпостом Смоленской земли. Москва, Дмитров, Звенигород, Перемышль и Микулин со времени своего основания были, вероятно, ростово-суздальскими городами.
Первоначально славянское население Подмосковья лишь номинально подчинялось киевским князьям. Судя по письменным источникам, вятичи вплоть до второй половины XI в. жили относительно обособленно от других русских земель и управлялись, по-видимому, родоплеменными старейшинами. Хотя со времен Святослава (966 г.) они платили дань Киеву, княжеская власть над ними долгое время оставалась формальной. Выплата дани часто прекращалась, князья совершали все новью и новые походы на вятичей, причем не всегда, вероятно, удачные.
В последние годы открыто огромное славянское поселение на западной окраине Одинцовского района в окрестностях Звенигорода. Исследователи считают, что открыт крупнейший вятичский центр XI—XII вв., где, возможно, находился стол вождя-старейшины Ходоты, осмелившегося в 1082 — 1083 гг. воевать с самим Владимиром Мономахом. Были у вятичей и свои племенные старейшины, принимавшиеся на службу князьями в качестве бояр. Вероятно из числа этих родовитых и происходил знаменитый боярин Кучка, у которого, согласно позднейшим преданиям, ростово-суздальский князь Юрий Владимирович Долгорукий отнял земли вокруг Москвы.
Положение изменилось в конце XI — начале XII в. Территория Подмосковья стала ареной борьбы за влияние между несколькими крупными феодальными центрами и к середине XII в, почти вся Московская земля была поделена между владимиро-суздальскими, черниговскими, смоленскими и рязанскими князьями. Долина Москвы-реки, кроме ее верхнего течения и низовья, а также долина Клязьмы вошли в состав Владимиро-Суздальского княжества. Низовья Москвы-реки с Коломной и Ростиславлем стали частью Рязанского княжества. Выше по течению Оки простирались черниговские земли. Запад нынешней Московской области, включая верховья Москвы-реки и Протвы, подчинялись власти смоленского князя. Волоколамск со своей округой подчинялся власти Новгородской земли.
Установлением княжеской власти Подмосковные земли были втянуты в активную политическую жизнь Руси. Особенно острыми были противоречия между владимирскими и рязанскими князьями. За вторую половину XII — начало XIII вв. между ними несколько раз вспыхивали междоусобицы, в которых Москва и ее окрестности становились основной ареной борьбы. Владимирские князья стремились утвердиться в низовьях реки Москвы. Рязанские, в ответ, совершали походы во владимиро-суздальское течение реки. Так, в 1176 г., рязанский князь Глеб Ростиславич, желая помочь своему шурину, Мстиславу, внуку Юрия Долгорукого, утвердиться на владимирском столе, «ириеха на Московь и иожже город весь и села».
В следующий раз московские земли оказались в центре политических событий в 1209 г. Разгром и опустошения рязанских земель Всеволодом Большое Гнездо в 1207—1208 гг. подвигли рязанских князей на новый поход во владимиро-суздальские пределы. Пронский князь Кир-Михаил Всеволодович и рязанский князь Изяслав Владимирович ранней весной воевали у восточных пределов Подмосковья — у рек Нерьской и Дрезны. Решающее сражение произошло у села Голубино — около современного Орехово-Зуево. Рязанские полки не выдержали натиска владимирской дружины и побежали.
После этих событий Москва и Подмосковье, в частности Волок Ламский, играли важную роль в событиях муждоусобной войны во Владимирском княжестве в 1211 — 1213 гг. после смерти Всеволода Большое Гнездо.
Во всех этих событиях Подмосковье и его города выступали как пограничные форпосты, опорные пункты княжеской власти. Сам процесс их появления и роста, как и многолетняя борьбы между разными князьями за контроль над этим регионом, свидетельствует о сложности и постепенности этого процесса.
Этим обусловлено и небольшое число известных в этом крае феодальных усадеб. По мнению А. А. Юшко, в Московском крае были и участки, которые так и не были полностью «огосударствлены» до монголо-татарского нашествия. Такой район автор локализует к юго-востоку от Москвы.
В общинной среде необычайно густо населенного Московского края в XII—XIII вв. города оставались островками княжеской власти. В тот период Подмосковье так до конца и не было включено в систему русских княжеств, и лишь с появлением здесь собственных князей во второй половине XIII в. они стали сливаться с сельскими общинами в единое целое, ставшее ядром Московского государства.
В 1237—1238 гг. нынешнее Подмосковье, как и многие другие русские земли, подверглось опустошительному нашествию монголов.
Глубокой осенью 1237 г. монголы вторглись в Рязанское княжество. Великий рязанский князь Юрий Игоревич послал за помощью во Владимир и в Чернигов. Но ни владимирский, ни черниговский князья не откликнулись на этот призыв. Один за другим пали рязанские города: Пронск, Белгород, Ижеславль и др.
Рязань пять дней выдерживала осаду, а на шестой (21 декабря 1237 г.) город был взят и сожжен, воины и жители истреблены, все ценности разграблены. Пройдя по Рязанской земле, завоеватели совершенно разорили ее. «Сии бо град Рязань и земля Рязанская, изменися доброта ея, и отиде слава ея и не бе в ней ничто благо видети — токмо дым и пепел...».
Враг двинулся вверх по Оке к Коломне. Здесь собрались владимирские полки во главе со старшим сыном великого князя Всеволодом Юрьевичем, остатки рязанских и пронских полков во главе с князем Романом Игоревичем, новгородская рать. По количеству собранных войск и упорству сражения, отмечаемому летописями и восточными источниками, бой под Коломной нужно считать одним из самых значительных событий похода Батыя на Северо-Восточную Русь. В кровопролитном сражении погиб рязанский князь Роман Игоревич, а со стороны монголов — хан Кулькан, единственный чингизид, погибший во время нашествия на Восточную Европу.
Разбив под Коломной объединенную владимирскую рать и разграбив город, орды Батыя двинулись на Москву. Согласно рассказу мусульманского историка Джувейни о взятии ими Москвы, она была уже большим и цветущим городом. «Они направились на страну руссов и покорили ее области до города Москвы (Мускав), где число народа как муравьи и саранча. Та сторона такими лесами и дубравами покрыта, что там и змея не проползет. Ханы татарские напали на город со всех сторон. Сначала с каждой стороны проложили дорогу такой ширины, что на ней рядом могли идти три или четыре телеги. Поставив против стен метательные машины и в несколько дней ничего от города не оставили, кроме его имени. Здесь они нашли большую добычу».
Известия Джувейни совпадают с летописью, в которой говорится, что москвичи, возглавляемые воеводой Филиппом Нянко, стойко оборонялись, но были побеждены и перебиты «от старца и до сущаго младенца». В плен попал юный князь Владимир Юрьевич — сын владимирского князя Юрия Всеволодовича. Это произошло 20 января 1238 г.
Взяв Москву, Батый повернул отсюда на Клязьму и далее по ней — к основным центрам Владимиро-Суздальского княжества. Ранней весной 1238 г. монголы вновь повернули на запад, захватили Дмитров и Волоколамск, после чего направились к Твери. Отряды монголов прошли от Коломны и вверх по Оке. Повсюду они грабили, разоряли, сжигали встреченные на пути села, феодальные усадьбы, города, что находит определенное отражение в археологическом материале.
Исследования А.А. Юшко убедительно показали упадок всех сторон жизни в Подмосковье во второй половине XIII в. На путях следования монгольских войск по Московской земле были полностью уничтожены 44 из 52 населенных пунктов, а в целом в Подмосковье к XIV в. жизнь продолжалась на 73 сельских поселениях, возникших в домонгольский период (44,5 %). Новых же поселений в XIII в. возникло всего 20, и размещались они в глухих местах, не доступных кочевникам — на мелких притоках и ручьях.
Упадок проявился и в городской жизни. Число городищ сокращается с 57 до 35. Процесс освоения территории Подмосковья существенно замедлился.


?

Log in

No account? Create an account